Степан Разин. Деталь английской гравюры XVII в. (Фото: Яндекс)

В апреле 1667 года в России, тогдашнем царстве Московском, происходили события, которые  всем школьникам известны как крестьянская война под предводительством Степана Разина.

Развитие товарного производства и зарождение раннекапиталистических форм крупной промышленности, рост барщинного сельского хозяйства, начало формирования всероссийского рынка и буржуазных национальных связей, переход от сословно-представительной монархии к абсолютизму, введение Соборного уложения, окончатель­но закрепощавшего крестьян, осуществле­ние насильственным путем церковных ре­форм, финансовая и налоговая политика правительства в 50–60-е годы XVII в. привели к усилению угнетения и эксплуатации трудя­щихся масс, особенно крепостных крестьян и вызвали новый подъем ан­тифеодальной борьбы.

Предвестником новой крестьянской вой­ны в России явилось массовое бегство кре­постных от феодалов. Особенно много бежало крестьян на Украину, на Дон и Волгу, в малонаселенные районы Заволжья, Приуралья и Сибири. Бег­ство крестьян сопровождалось часто той или иной формой расправы с угнетателями. Вместе со своим имуществом беглые уноси­ли и господское добро. Особенно тщательно крестьяне разыскивали у господ «людские крепости», чтобы скрыть исковые улики и переправить свои имена. В погоню за беглы­ми отправлялись не только помещики, но и монастырские приказчики.

Вскоре само правительство организовало массовый сыск беглых крестьян. Особые (сыскные) приказы давали дворянам право действовать в уездах вместе с воеводами. Царские указы вводят наказания (битье ба­тогами, кнутом) не только за побег, но и за укрытие беглых. Борьба с побегами кресть­ян становится в центре внимания правитель­ства во второй половине XVII в. В одном только Рязанском уезде с 1663 по 1667 г. было поймано и насильно возвращено прежним владельцам около 8 тыс. беглых крестьян и холопов.

Несмотря на энергичные меры прави­тельства, все же большой поток беглых проникал за «черту» государства, особенно на Дон и его притоки, где в первой половине XVII в. сложилась сильная военная организа­ция русского казачества – Войско Донское. Поскольку эта область занимала в Русском государ­стве особое, автономное положение, в течение долгого времени Дон яв­лялся надежным пристанищем для тех, кто спасался от невыносимого гнета. Здесь господствовал обычай: «С Дона выдачи нету».

Но во второй половине XVII в. и Дон пе­рестал быть надежным укрытием для беглых крестьян и холопов: и здесь они не были избавлены от притеснений со стороны «силь­ных людей». На Дону и его притоках богатые (или домови­тые) казаки захватили лучшие земли и обза­велись хозяйством. Большинство же казаче­ства составляла голытьба – неимущие, кото­рым приходилось работать на богатых каза­ков или жить грабежом.

Богатым казакам царское правительство платило жалованье, выдавало свинец и по­рох. С помощью домовитых казаков царские воеводы ловили беглых и на Дону. Беглым крестьянам и холопам грозило возвращение к их законным владельцам или закабаление местными богатеями. Все это вызвало воз­мущение крестьян и холопов.

В 1667 г. восстание донской голытьбы, крепостных и холопов возглавил атаман Степан Тимофеевич Разин.

По описанию современников, Разин был человеком сильной воли, отважным и реши­тельным. Биографических сведений о Степане Ра­зине сохранилось немного. Он родился примерно около 1630 г. в семье казака из станицы Зимовейской, нахо­дившейся неподалеку от верхового городка Есаулова на Дону.

В 1663 г. он возглавил отря­ды донских казаков, которые вместе с запо­рожскими казаками и калмыками одержали победу над крымскими татарами в урочище Молочные Воды близ Перекопа. Во время походов и сражений Разин приобрел опыт воена­чальника, смелого и решительного воина.

В 1665 г. случилось событие, которое вызвало ненависть к царской администрации не только Разина, но и его родных: не считаясь с автономией Дона, царский воевода князь Ю. Долгорукий казнил старшего брата Ра­зина Ивана за то, что возглавляемый им от­ряд в знак протеста против поведения вое­воды самовольно ушел с войны на Дон. Казнь брата глубоко потрясла Разина. Он понял, что и Дон уже не защищен от произвола и насилий феодалов, что казацкая верхушка предавала интересы казачества в угоду царским властям.

Большой жизненный опыт и ненависть к угнетателям, выдающиеся качества орга­низатора и военного руководителя, личное мужество и отвага способствовали выдвиже­нию Разина в качестве руководителя ши­рокого казацко-крестьянского восстания. В восстании приняли участие и родственни­ки Разина: его названая мать Матрена Гово­руха, родной брат Фрол и дядя Николай Чертой.

Весной 1667 г. Разин с отрядом казаков двинулся с Дона на Волгу. Продвигаясь по Волге, Разин захватил караван судов с хлебом и другим товаром. Суда плыли под охраной стрельцов. На одном из судов находились ссыльные, закованные в цепи. Казаки перебили стражу и освободили заключенных. Стрельцам, ссыльным и судовым гребцам Разин предоставил полную свободу.

На 35 больших судах казаки Разина вышли в Каспийское море. Здесь они вышли к реке Яик (Уралу) и овладели укрепленным Яйцким городком (ныне город Гурьев), где про­вели всю зиму. Яицкий городок стал опор­ным пунктом казаков. Разин выиг­рал время для подготовки к разгрому по­сланного против него царского отряда, в ря­дах которого насчитывалось до 3 тыс. стрельцов. Часть из них перешла на его сторону.

Весной 1668 г. Разин с несколькими сотнями казаков снова спустился по Яику к Каспийскому морю и направился к берегам Азербайджана. У устья Терека к Разину присоединился сильно выросший за счет донской голытьбы и беглых крестьян отряд. Со своими сторонниками Разин стал громить иранские гарнизоны на побережье Каспия.

Население Азербайджана было недовольно господством Ирана и не оказывало должного сопротивления Разину. Казаки освобождали рабов, многие из кото­рых присоединились к отряду Разина.

Вскоре отряд Разина подошел к южному побережью Каспийского моря и начал гро­мить иранские города. Шах послал против Разина до 70 судов с войсками. Но Разин разгромил их. Большинство судов было потоплено или захвачено.

Осенью 1669 г. Разин вновь появился под Астраханью. Население открыто поддерживало его.  Когда Разин с богатой добычей возвратился на Дон, значительная часть казачества перешла на его сторону.

Так, благодаря походу на Яик и к берегам Каспийского моря, была не только создана материальная база для массового антифеодального выступления, но и стало складываться ядро будущего повстанческого войска.

В этот период в районах Поволжья, Приуралья, Западной Сибири, Левобережной Украины неоднократно вспыхивали восстания местного   населения, которое было недовольно непомерными поборами. Царские сборщики налогов часто допускали злоупотребления, отнимали у населения хлеб и скот.

Весной 1670 г. Разин с новыми отрядами вновь появился на Волге. К нему со всех сторон пошел простой народ: казаки, крестьяне, холопы, «работные люди», трудившиеся на пристанях и рыбных промыслах, всякого рода «гулящие люди», скитавшиеся по стране в поисках работы. Основной силой этого широкого стихийного народного дви­жения явились крестьяне.

Стрельцы, составлявшие царские гарнизоны городов, не всегда хотели идти против восставшего народа. Это дало возможность Разину легко овладеть Царицыном (ныне Волгоград), захватить здесь большие запасы оружия, а затем осадить Астрахань.

Астрахань была окружена вы­сокой каменной стеной с башня­ми. На стенах стояло 400 пушек. Воевода и дворяне усиленно готовились оборонять эту крепость. Но казакам, поддержанным горожанами, уже наутро удалось взять город.

Всюду посадское население и рядовые стрельцы переходили на его сторону и открывали ему городские ворота. Без боя сдались Разину и хорошо укрепленные Саратов и Самара. В течение мая – августа 1670 г. Волга от Астрахани до Симбирска перешла в руки восставших.

Из разных мест подходили к Разину ка­заки, стрельцы, крестьяне, холопы. Расправляясь с угнетателями, восставшие сжигали оброчные кабальные, платежные и прочие крепостнические документы. С особым рвением уничтожались ненавистные народу книги Соборного уложения 1649 г. Все это говорит о том, что основной целью восставших являлось освобождение от крепостной зави­симости.

Посланцы Разина ходили по деревням и тайно распространяли его «прелестные» грамоты. В них Разин обращался к трудящимся массам с призывом поднимать восстания и истреблять «мирских кровопийцев» – бояр, дворян, купцов, приказных людей, – словом, всех, кто угнетал и эксплуатировал народ. В то же время он неоднократно подчерки­вал, что выступает по «указу великого госу­даря» для защиты его, государя, от «изменников-бояр».

Таким образом, Разин, как и большинство крестьян, не понимал того, что царская власть защищает тот самый кре­постнический строй, против которого он боролся. От имени царя Разин призывал к восстанию и народы России, чтобы вместе с русским народом они поднимались на борьбу с крепостническим стро­ем в России и местными угнетателями.

Царское правительство искусно сеяло рознь между многочисленными народами России, чтобы было легче держать их в по­виновении. Местная знать усердно помогала в эксплуатации своего же народа. За службу царю она получала земли и феодальные привилегии. Поэтому нена­висть угнетенных народов Поволжья росла не только против русских феодалов, но и против своих местных эксплуататоров. Это Разин учитывал, обращаясь в «прелестных» письмах к «черни» всех народов Поволжья: «к русским людям, и татаром, и к чюваше, и мордве».

По мере продвижения отрядов Разина вверх по Волге ширилось восстание рус­ских крестьян и народов Поволжья. К повстанцам примкнула и часть служи­лых татарских мурз. Поэтому Разин приказы­вал своим людям: «мурз и татар, и чернь… не тронуть, и домов их не разорять». Но в большинстве своем местные феодалы оста­лись верны царскому правительству.

4 сентября 1670 г. Степан Разин подсту­пил к Симбирску (ныне Ульяновск) и осадил его. Взятие города открывало повстанческому войску выход к центральным уездам страны. Попытка цар­ского воеводы князя Ю. Барятинского задержать наступление войск Разина и про­рвать блокаду Симбирска окончилась пол­ной неудачей.

Из-под Симбирска Разин рассылал во все концы своих посланцев с призывами к восстанию. В этот период пламя крестьянского восстания охватило все Среднее Поволжье и вышло за его пределы. Отряды под предводительством разинских атаманов двинулись от Симбирска в разных направлениях на помощь восставшим русским, мордовским, чувашским и марийским крестьянам.

Восстание казаков, крестьян и угнетенных народов вызвало чрезвычайную тревогу в Москве. В течение лета и начала осени 1670 г. пожар крестьянской войны охватил огромную территорию Нижнего и Среднего Поволжья, Дона, Слободской Украины и соседние с ними уезды. Крестьянская война все ближе подступала к Москве. К походу на Москву стремился и сам Степан Разин.

Напуганное размахом народного движе­ния, правительство Алексея Михайловича объявило мобилизацию дворянства. Все столичное и провинциальное дворянство призывалось служить «за великого государя и за свои домы». На подавление восстания было направлено 60 тыс. дворян. Вместе с ними против восставших шли также стрельцы и хорошо обученные и вооруженные полки нового строя.

Во главе дворянской армии и полков но­вого строя был поставлен князь Ю. А. Долгорукий, а его помощниками – наиболее видные воеводы (князь К. О. Щербаков, князь Ю. Н. Барятинский и другие). Конные и пешие отряды князя Ю. Баря­тинского сначала двинулись к Казани, а от­сюда 15 сентября выступили к Симбирску.

Восставшие были плохо обучены и во­оружены. Многие из крестьян имели только топоры, ножи и копья. Казаки и крестьяне сражались с невидан­ным героизмом. Они не могли устоять перед нати­ском и огнем полков нового строя.

После поражения Разина под Симбирском царские войска перешли в наступление. Но повстанцы мужественно продолжали сражаться с карательными отрядами.

Спасаясь от царских войск, повстанцы передвигались в Заволжье, уходили к северу. К началу 1671 г. главные силы повстанцев были разгромлены. С. Разин пробрался на Дон, где пытался снова собрать войско для продолжения борьбы. Но положение на Дону уже изменилось.

Разин совершил стратегическую ошибку, решительно не расправившись перед походом на Волгу с домовитым донским казачеством, которое враждебно было на­строено к восставшим. За время похода Разина позиции домовитого казачества упро­чились. С помощью царского правительства домовитое казачество разоружило значи­тельную часть его сторонников. Приток же сторонников Ра­зина на Дон уменьшился, так как по распо­ряжению царского правительства воеводы пограничных с Доном городов предприняли энергичные меры по поимке беглых кресть­ян и возвращению их обратно.

В то же время царское правительство оказало большую материальную и военную поддержку домовитому казачеству Дона. В распоряжение верных царю каза­ков было прислано также несколько тысяч четвертей хлеба.

Получив от царского правительства по­мощь людьми, оружием и хлебом, домови­тые казаки Дона осмелели. Организованный ими многотысячный отряд 14 апреля 1671 г., неожиданно напал на городок Кагальник, где находились Разин и незначительное чи­сло повстанцев. Отряд поджег городок с не­скольких сторон и, ворвавшись в него, истре­бил повстанцев и захватил отчаянно защи­щавшегося Степана Разина. Вскоре был схва­чен и Фрол Разин.

В сопровождении многочисленной охра­ны (около 200 человек) Степан Разин и его брат были через Курск и Серпухов отправ­лены в Москву. Очутившись в руках своих лютых врагов, Степан Разин не выказал и тени страха. В Мо­скве Степана Разина и его брата подвергли страшным пыткам: выворачивали руки и на вывернутых руках подвешивали, клали на горячие угли, водили по телу раскаленным железом. По приказу царя 6 июня 1671 г. Степана Разина казнили «злой казнью» – четвертовали. Ко времени казни Разина его сподвижники еще продолжали борьбу с царскими войсками. Крестьянские восстания на Дону и в Нижнем и Среднем Поволжье на затихали. Но все же карательные меры царских войск облегчались тем, что у крестьян не было общего плана действий. Они не имели опыта совместных боевых действий, у них отсутствовало ясное понимание целей восстания. Хотя они и боролись против помещиков и воевод, но еще верили в благие намерения царя.  Крестьянские отряды воевали стихийно и разрозненно. Все это позволяло царским войскам подавлять одно восстание за другим.

0